– Можно ли очень пожилому человеку просить у Бога продления своей жизни?

– В русском Пантелеимоновом монастыре на Святой Афонской Горе подвизался монах Анфим. Он был среднего возраста, может, примерно мой ровесник. У этого монаха было послушание: он выносил главу святого великомученика Пантелеимона, когда приезжали паломники или когда приходили поклониться святыне из других афонских монастырей. То есть он был ближе всех к главе Пантелеимона Целителя, к мощам святого великомученика. Ближе некуда. Вот в очередной раз приезжаю на Афон и вижу на кладбище свежую могилку с надписью: «Иеромонах Анфим». У него обнаружили рак, и он сгорел от болезни буквально за месяц-полтора.

И вот у неверующих или тех, кто подходит к православию практично, слишком по-земному, может возникнуть недоумение. Человек, казалось бы, возле мощей великомученика и целителя Пантелеимона был каждый день и вдруг умирает одним из первых и умирает в возрасте, далеком от старости. У таких людей сразу возникает вопросы: «Неужто мощи перестали действовать? Почему Целитель не помог ему в болезни?»

Нам нужно всегда помнить очень важную вещь. Когда мы молимся о здравии, когда мы просим помощи у Бога, нам нужно всегда оставлять трезвую память о том, что, сколько Бог не будет продлять тебе жизнь, всё равно ты умрёшь. Сколько мы не будем просить: «Великомученик целитель, помоги! Матерь Божия, помоги! Исцели меня сегодня, завтра, послезавтра, через год, дай мне ещё 10, 20, 30 лет», – нужно всегда оставлять память о том, что это когда-нибудь кончится, когда-то будет конец. Ведь сам Христос прошёл через этот порог смерти, и Богородица за ним прошла тем же путём, и все святые прошли, и святой Лазарь четверодневный, которого так чудесно Господь исцелил, воскресил уже разлагающегося мертвеца. Никогда не было таких чудес. Но и Лазарю потом пришлось умереть.

Мы иногда просим в молитвах, потому что нам дано право просить. Но мы совсем не хотим помнить о смерти. Можно просить у Господа ещё здоровья, ещё несколько лет жизни, но всё равно оставлять в памяти тот момент, что всё когда-то кончится, всё равно нужно умирать. Понимаете, если человек носит в себе память смертную, он начинает трезво жить. Он начинает правильно жить, он делает меньше глупостей. А когда человек говорит: «Я не хочу думать о смерти, не буду об этом страшном думать. Хочу только о добром думать» – значит, его жизнь духовная будет иметь плохой результат. Память смертная нам нужна. Это разум наш. Невозможно жить без памяти смертной. Тот человек, который имеет здоровье, но не имеет памяти смертной – уже умер духовно. Он ходит, моргает, в пространстве передвигается, ест, пьёт, но духовно он уже умер для вечности. Память смертная – это большое дело для христианина, без этого нельзя.

Протоиерей Сергий Баранов.