Сегодняшнее евангельское чтение (Мф. 25:31–46) говорит о той последней, решающей встрече со Христом, которая ждет каждого из нас, когда мы перейдем из жизни настоящей в жизнь будущего века. Из слов Христа о Страшном Суде мы узнаем, единственным критерием, по которому овцы будут отделены от козлов, является отношение человека к своим ближним. Господь не спросит нас на Суде, соблюдали ли мы посты, совершали ли поклоны, вычитывали ли молитвенное правило — хотя именно в этом многие видят главную цель христианской жизни. Господь спросит, как мы доказали свою веру в Него на деле, то есть как отнеслись к Нему в лице Его меньших братьев — наших ближних: сделали ли мы добро или прошли мимо, не заметив Христа, стоявшего на нашем пути?
О Страшном Суде веками думали как о грандиозном и ужасном событии; рисовали грозного и неумолимого Судию, Который будет подсчитывать грехи и добродетели людей. Человеческая фантазия живописала муки грешников, отсылаемых в огонь проклятия, где они будут нести вечное наказание за совершенные грехи. Но не таково евангельское благовестие: оно говорит нам о том, что Бог есть Любовь. Ветхозаветное представление о Боге–Карателе, “наказывающем беззаконие отцов в детях до третьего и четвертого рода”(Числ. 14:18), сменилось в Новом Завете вестью о Боге, Который возлюбил человека, Сам стал Человеком и умер на кресте ради спасения людей. И именно перед лицом любви Божией, любви Христовой, любви крестной мы окажемся на Страшном Суде.
Из Евангелия мы знаем, что Бог хочет не судить людей, но помиловать и спасти. “Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну”, — свидетельствует Христос об Отце (Ин. 5:22). О Себе же Он говорит: “Я пришел не судить мир, но спасти мир” (Ин. 12:47). Итак, ни Отец, ни Сын не хотят судить человека. Кто же будет судить человека на Страшном Суде? Судить нас будет тот Человек, Который стучался в нашу дверь, а мы не пустили Его к себе, Который просил у нас пищи, а мы не дали Ему, был болен, а мы не посетили Его. Судить нас будут наши ближние, которых мы не заметили, когда они стояли на нашем пути — голодные, жаждущие, не имеющие одежды или крыши над головой. Судить нас будет сострадательная любовь Божия, которой мы оказались не верны. В конечном итоге, мы сами осудим себя, когда поймем, что нам нет места там, где любви Божией причащаются дети Божии, которые своей любовью и своим милосердием уподобились Христу.

Каждый день мы встречаем Христа, Который взывает к нам о помощи. На улицах, в метро, в подземных переходах, возле дверей храмов — всюду видим мы нищих, в лице которых обращается к нам Христос. Подать нищему — значит послужить самому Христу, поделиться с Ним, нуждающимся в нашем участии. И наоборот, пройти мимо нищего — значит пройти мимо Христа, упустить свой шанс сделать добро Г осподу. Разумеется, мы не можем подавать милостыню всем встречающимся нам нищим, так как их сегодня слишком много; но хотя бы некоторым помочь необходимо. А о тех, на кого у нас не хватило денег, надо помолиться с состраданием — попросить Господа, чтобы Он Сам помог им. Самое страшное — пройти мимо нищего, не заметив его. Не за то ли и был осужден богач, что, когда выносили его на носилках из дома и вносили обратно, не замечал он нищего Лазаря, лежащего у ворот?

Преподобный Симеон Новый Богослов говорит: “Кто дал по одному оболу девяноста девяти бедным, а одного бедного оскорбил или ударил или выгнал ни с чем — кому он это сделал, если, конечно, не Тому, Кто сказал и всегда говорит и будет говорить: То, что вы сделали одному из этих меньших, Мне сделали (Мф. 25:40)? Кто дал милостыню сотне бедных, но, имея возможность и другим дать, напоить и накормить их, отказал многим умолявшим его и взывавшим к нему, тот будет осужден как не накормивший Христа, потому что и во всех этих Он есть, и в каждом из “меньших” мы питаем Его. Кто подал сегодня всем все необходимое, но, имея возможность и завтра сделать то же, пренебрежет кем‑либо из братьев и оставит его погибать от голода, жажды и холода, тот оставил умирать и презрел Самого сказавшего: То, что вы сделали одному из этих меньших, Мне сделали”.

Повторю: мы не можем накормить всех голодных, одеть всех нагих, посетить всех больных и находящихся в заключении. Но мы можем сделать добро хотя бы кому‑то, особенно тем нуждающимся, голодным, жаждущим, больным, которых Г осподь посылает непосредственно к нам. У каждого из нас есть такие люди — в семье, на работе, в храме: мы знаем об их нужде, и мы можем помочь им, или — не помочь. Если твой друг попал в больницу, посети его. Если твой родственник, сосед по дому, сотрудник по работе оказался в нужде, дай ему денег. Не можешь помочь деньгами, поделись пищей, одеждой. “Ничего не имеешь? Утешь слезою”, — как говорит святитель Григорий Богослов. Утешь ближнего твоего теплым словом, состраданием и сочувствием, поделись с ним хоть чем‑нибудь, только не будь безучастным к его горю, не пройди мимо.

Страшный Суд, на котором овцы отделяются от козлищ, начинается здесь, на земле. Он происходит всякий раз, когда мы остаемся один на один с бедным, нуждающимся, страдающим. И мы бываем осуждены не только когда не откликаемся на просьбу о помощи, но и когда, погруженные в себя и свои заботы, не замечаем человеческого горя и нужды рядом с собой. Не надо ждать, пока нас попросят о помощи. Если поблизости от тебя живет старик, за которым некому ухаживать, зайди сам к нему и предложи помощь. Если ты знаешь, что твой сотрудник в нужде, предложи ему денег, не дожидаясь, пока он попросит. Если ты узнал, что кто‑то из знакомых остался без крова, без средств к существованию, приди на помощь прежде чем тебя позовут.

Встреча с человеком, находящимся в нужде или в бедствии — это встреча со Христом, это Страшный Суд, который мы переживаем до того, как он совершится над всем человечеством и над каждым из нас в конце истории. От того, что мы сделаем или не сделаем для нуждающегося, зависит наша судьба в вечности. Если мы здесь пройдем экзамен на сострадание и любовь, нам не страшно будет там предстать перед Христом. Если мы в жизни окажемся верны Христовой любви, суд этой любви не станет для нас катастрофой. Если мы кому‑то помогли в земной жизни, этот человек будет стоять рядом с нами на Суде и ходатайствовать о нас перед Богом. Если мы накормили и напитали Христа в лице нуждающихся и страдающих, то, представ на Суд, мы узнаем Его, ибо уже прежде, в земной жизни, многократно Его встречали. Тогда и Он узнает нас и назовет нас Своими: “Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира” (Мф. 25:34). Аминь.

Митрополит Иларион (Алфеев)
“Человеческий лик Бога”