Если мы внимательно обратимся к евангельскому чтению, которое читается во время венчания, то ответ мы обнаружим в истории о браке в Кане Галилейской. Помните этот образ выпитого вина? Вино на брачном пиру кончилось – это правда, глубокая правда любой брачной жизни, потому что как правило, браки начинаются с какого-то сильного влечения, с обольщения людьми друг другом. Это обольщение проходит. Иногда за год, иногда за месяц, иногда за одну брачную ночь.

Человек вдруг обнаруживает, что рядом с ним хотя и супруг, но человек очень несовершенный. Кажется, что брачный пир закончен. Начинаются будни, вместо вина брачного пира – вино житейских будней. Кажется, что это ошибка, что человек оказался не тем. Нет ощущения того, что раз Бог попустил этот брак, раз Он благословил этот брак, нужно с тем человеком, который тебе дан, при всех его несовершенствах что-то созидать. Действительно, это трудно. Поэтому многие семьи очень быстро – в первые три года – распадаются.

Но если даже тогда, когда через год или несколько лет обольщение проходит, есть ощущение того, что перед тобой не только супруг, но и брат или сестра во Христе, ты начинаешь учиться его прощать, учиться его терпеть, и самое главное – никогда не забываешь о Боге, и Бог приходит, как Он пришел на брак в Кану Галилейскую. Помните, там Он воду претворил в вино, казавшееся лучше, чем в начале брачного пира, на что обращает внимание архитриклин. Действительно, когда в такой испытывающей искушение семейной жизни, когда люди уже реально воспринимают друг друга не обольщаясь, появляется Христос – а Он не может не появиться, если эта семья ведет жизнь церковную, причащается, молится, пребывает в богомыслии, – происходит чудо. Вода житейских будней становится вином, но вином лучшим, чем то, которое было в начале, это и есть та подлинная любовь, любовь Христова, очищенная от суетных страстей и наивного обольщения друг другом, с которого все начиналось. Поэтому браки не начинаются с любви, они любовью завершаются, если не разрушаются на этом трудном пути.

Подлинно христианская любовь – это венец брака, результат брака, а не его основание. Не случайно чинопоследование венчания напоминает чинопоследование монашеского пострига, брак – это в чем-то уход от мира во имя созидания конкретным человеком малой церкви – это истина даже для понимающих ее довольно абстрактна, а уж для людей нецерковных этого вообще не существует. А почему бы не попробовать с другим человеком еще раз что-то создать? Но в результате ничего не создается.

Протоиерей Георгий Митрофанов