Под Новый год я оказался в одной из московских больниц, где с крайним интересом общался с пожилым, но весьма энергичным чеченцем. Асланбек (назовем его так) много рассказывал о Чечне и родном селе, о том, как его родители воспитали восьмерых детей и как сам он воспитывал своих пятерых.

Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного (1 Тим. 5:8)

Когда его старший сын, работающий в Чечне, узнал, что у отца проблемы со здоровьем, то немедленно позвонил и предложил свою помощь: «Отец, я возьму отпуск – приеду ухаживать за тобой!» Лишь силой родительского слова Асланбеку удалось его отговорить.

А рядом лежал русский дедушка за 80 лет, с прозрачной кожей и обострившимися чертами лица, который плохо слышал, еле передвигал ногами и часто плакал. Мы ухаживали за ним всей палатой, но так и не дождались, чтобы к нему приехал хоть кто-то из родных.

Дед рассказал, что его жена тяжело больна, а «любимая внученька» не может приехать, потому что «живет в квартире с двумя собачками». Когда мы спросили о детях, дедушка взгрустнул и сообщил, что у него есть сын, который «живет очень далеко – на другом конце Москвы» и потому не может приехать. Когда же они последний раз созванивались, тот заявил:

– Терпи, отец! Христос терпел – и нам велел!

Услышав это, мне захотелось провалиться под землю.

Антон Поспелов
12 января 2017 г.

Источник — http://www.pravoslavie.ru/100095.html