У нас в сердце нет покоя только по одной причине: потому что нет у нас смирения ни перед Богом, ни перед людьми, ни перед нашим крестом, который каждый в жизни несет. Мы всё хотим весь мир переделать под себя, и это есть наивысшее проявление гордости. Господь создал мир видимый и невидимый и в нем определенные иерархии. Одного поставил на одно место, другого на другое. У каждого своя роль. Земляника же не завидует дубу: ты вон какой большой, а я вон какая маленькая! У каждого свое место. Нельзя всех одеть в синие штаны и всем дать по куску сахара, чтобы у всех все было одинаково. Это невозможно, и это не нужно, это грешно, потому что Господь создал именно такую разность. В этой разности наблюдается великая красота и гармония, и в этом высшая справедливость: кому Господь что дал, то и есть. А человеку по гордости не нравится, как Люциферу не нравилось быть на втором месте после Бога. Ему не нравилось, он говорил: это несправедливо, надо, чтобы я был вровень, чтобы было равенство. И не только равенства не заработал, а низвергся с неба вниз.

Так и человек. Смотрит: этот не там, тот плохой, этот делает не так, надо вот так – и начинает все переиначивать. И что в результате? В результате теряет все, что имел, в результате все переворачивает, и от этого только горе, слезы и кровь, больше ничего не бывает. Но дух гордости так распространяется, что всё новые и новые люди, рождающиеся на земле, хотят всё переделать: река не туда течет, надо ее в обратную сторону. Господь хочет, чтобы она вот так текла,– нет, нам надо по-своему. Вот такое устроение: надо все переменять – кто был ничем, чтобы, значит, всем стал, чтобы все наоборот.

Протоиерей Димитрий Смирнов