«Удивительно, но во время блокады ленинградцы просто и буднично делали порученное им дело, хотя в любой момент их жизнь могла быть оборвана и бомбой, и снарядом. Не было паники, нытья, растерянности — мы свято верили в нашу скорую Победу.»

ВОСПОМИНАНИЯ ЛЮДМИЛЫ ВАСИЛЬЕВНЫ КОВАЛЕВОЙ (ВАСИЛЕВСКОЙ).

Людмила Васильевна родилась 20 сентября 1924 года в Ленинграде. Когда началась война, ей было всего 16 лет. До и во время войны она жила на Суворовском пр., д.40-б.

Из воспоминаний Людмилы Васильевны:
«Смольнинский район – мой родной. Здесь я родилась, росла, училась в школе № 12 (теперь это 163 школа), дружила с подружками. У нас был большой двор, много ребят. Все мы выросли во дворе и жили дружно. При жилищной конторе у нас был «Красный уголок». И даже в дождь и снег, зимой и летом мы имели пристанище. Старшие девочки и мальчики приносили сюда по субботам патефон, пластинки и танцевали. «Утомлённое солнце», «Если любишь – прости» – это наши любимые танго, их пел Утёсов.

Учёба в школе и техникуме закончилась, начались каникулы. Мы решили поехать за город, в Парголово, на третье озеро. Там удивительно красивая природа: стоишь на горе, а внизу небольшое, круглое озеро, много зелени и площадка. 22 июня собралась компания из девяти человек. День солнечный, тёплый. Народ наш весёлый, шумный. Купались, загорали, играли в мяч, бегали наперегонки, пекли картошку на костре, дурачились. А вечером пришли на кольцо трамвая в Озерках и увидели толпу людей. Люди молча, напряжённо слушали голос диктора из репродуктора, установленного на столбе. «Что случилось?» – спросили мы.

А случилась беда! Война! Вот и кончилась наша беззаботная жизнь. Так неожиданно в нашу жизнь ворвалась война. Наши мальчики сразу стали серьёзными, даже повзрослели, и все разом договорились идти в военкомат записываться добровольцами на фронт. Их сначала обучали строевому и военному делу и даже наматывать портянки. Вскоре всех отправили в воинском эшелоне на фронт. И ни один из наших ребят не вернулся домой… Вот таким для меня был первый день войны – 22 июня 1941 года. Мирная жизнь кончилась. Теперь началась совсем другая жизнь – военная. В этой военной жизни были: метроном, вой сирен, грохот разрывов снарядов и бомб, стон раненых. Вот таким стал наш суровый быт».

Первыми формированиями Местной ПВО были группы самозащиты жилых домов, учреждений и предприятий. Несмотря на тяжёлые условия блокады, особенно зимой 1941-1942 гг., они вместе с бойцами МПВО Ленинграда днём и ночью несли свою боевую вахту, мужественно и умело выполняли задачи по защите фабрик, заводов, жилых домов от вражеских воздушных налётов и артиллерийских обстрелов.

19 сентября 1941 года.
Среди множества страниц Великой Отечественной войны есть такие, от которых кровь стынет в жилах. День 19 сентября 1941 года в Ленинграде был не по-осеннему тёплым и солнечным. Около шестнадцати часов прозвучал сигнал Воздушной тревоги. Четвёртый в этот день. Многие жители укрылись в бомбоубежищах. Многие, но не персонал эвакогоспиталя на Суворовском пр., д. 50-52. Накануне ночью сюда поступила большая партия раненых, около тысячи человек. Врачи, медсёстры, обслуживающий персонал сбились с ног. А тут ещё и тревога… Над госпиталем пролетел всего один вражеский бомбардировщик. Но бил он точно в цель. Несколько десятков фугасных и зажигательных бомб попали в госпиталь. Здание вспыхнуло, как спичка. Страшная картина предстала взору: раненые и медики горели заживо, чтобы спастись, прыгали из окон… Пожарные ловили их на одеяла, лежачих выносили на руках, пока все входы и выходы не закрыл огонь. Последствия пожара были ужасны: около 600 человек сгорели заживо или разбились. В память о том страшном дне 9 мая 1995 года в канун 50-летия Победы на стене госпиталя состоялось открытие мемориальной доски, на которой золотыми буквами написано: «Светлой памяти раненых, больных и медицинского персонала эвакогоспиталя, трагически погибших в этом здании 19 сентября 1941 года во время налёта вражеской авиации. Эта доска появилась благодаря заботе и настойчивости очевидцев этой трагедии – ветеранов Великой Отечественной войны.

Из воспоминаний Людмилы Васильевны:
Когда началась война, меня включили в группу самозащиты. Такие группы были организованы при всех домохозяйствах города. По графику 19 сентября был день моего дежурства. По сигналу «воздушная тревога» я быстро встала на свой пост у двери парадного входа, который выходил на Суворовский проспект. Прохожим было приказано укрыться в бомбоубежище. Улица опустела. Погода была хорошая. Небо ясное, безоблачное. Но лучше бы в тот день лил проливной дождь… Стою и внимательно наблюдаю за небом. Вдруг слышу глухой шум. Вижу, приближается самолёт, от которого отделились две чёрные точки. «Да это же бомбы!» — мелькнуло у меня в голове, и я в ужасе вбежала в парадную, прижалась к лифту. Дом закачался. Услышала сильный грохот и наступила зловещая тишина. Я выбежала на улицу. На месте дома, где находился эвакогоспиталь, сплошной чёрный дым с языками пламени. Сквозь дым я увидела на дороге белые пятна. Это были подушки и простыни, выброшенные из окон госпиталя взрывной волной. Подбежала поближе к зданию. Его окутывал дым, а из окон вырывались языки пламени. По улице Красной Конницы (теперь Кавалергардской) лился водяной поток. Это был взорван водопровод. Тут я увидела в окне третьего этажа раненого. Он метался, не зная, что ему делать. К этому времени приехали пожарные, прибежали сандружинницы и бойцы МПВО. Раненых, которых спасли из кромешного ада, укрывали в соседних домах. Но спастись удалось немногим. Внутренности здания провалились. Очень долго пахло гарью. В этот день я увидела самоотверженную работу бойцов МПВО и сандружинниц. Вскоре я сама стала бойцом МПВО».

В 1942 году Ковалёва (Василевская) Людмила Васильевна была призвана в армию и до конца войны стойко перенесла все тяготы войны и блокады. Их рота вначале находилась в Смольном, в тех помещениях, где до революции был Институт благородных девиц. В блокаду там располагались Главный штаб Ленинградского фронта, Городской комитет партии и Горисполком. Потом бойцов перевели в помещение школы на улице Красной Конницы (Кавалергардской), где она и дослужила до конца войны.

Из воспоминаний Людмилы Васильевны:
«Вспоминаю, как выглядела наша комната (казарма), в которой мы жили во время службы. Находилась она в школьном классе на втором этаже. Под потолком тускло горела всего одна лампочка. Напротив двери, в простенке, около окна стояла железная печка – буржуйка, труба от которой была выведена в форточку. Когда было холодно, мы её топили углём. В центре комнаты стоял большой стол, вокруг стола – стулья. 10-12 кроватей располагались у стен по периметру, между кроватями стояли тумбочки, одна – на две кровати. Личные вещи мы хранили в кладовой, которая находилась в конце коридора. То, что разрешали держать при себе, прятали в стенной шкаф. Эти шкафы и сейчас есть в классах. Ещё помню, справа от входа, на стене висело небольшое зеркало. Девушки старались украсить свою комнату, тумбочки были покрыты вязаными или вышитыми салфетками. В комнате всегда было чисто, полы вымыты, на тумбочках и кроватях – ничего лишнего. За порядком следили дежурные – дневальные, а проверяли командиры. Отсюда мы уходили на задания и сюда возвращались после обстрелов, бомбёжек, дежурств на вышках, разборов завалов, транспортировки и перевязок раненых и многих других работ, которые приходилось делать в осаждённом городе – фронте».

Систематические артобстрелы, бомбардировки Ленинграда продолжались с 6 сентября 1941 г. до 17 октября 1943 г. За 300 воздушных налётов вражеская авиация сбросила на город около 5 тыс. фугасных и более 100 тыс. зажигательных бомб. 611 суток (в среднем 245 снарядов в сутки) вёлся артобстрел. Многие месяцы осады города не сломили боевой дух ленинградцев. Они закалили стойкость, выдержку, упорство и волю трудящихся, обогатили боевой опыт формирований МПВО и групп самозащиты.

Из воспоминаний Людмилы Васильевны:
«Удивительно, но во время блокады ленинградцы просто и буднично делали порученное им дело, хотя в любой момент их жизнь могла быть оборвана и бомбой, и снарядом. Но не было паники, нытья, растерянности — мы свято верили в нашу скорую Победу. И всё делали для фронта. Наш народ всегда умел в опасное для страны время объединяться и вставать на её защиту. Так и было: все от мала до велика, даже дети, поднялись на защиту своего города, своего дома.

День победы. Мы с мужем зарегистрировались 30 апреля, а 9 мая делали свадьбу. А после свадебного торжества мы все поехали на салют. А салют лучше всего смотреть у моста Лейтенанта Шмидта, там больший обзор. Орудия привезли с фронта и все выстрелы встречали громким «Ура!», все целовались, смеялись. Была такая необузданная радость! Совершенно чужие люди вдруг целуются, обнимаются. Это было невероятное состояние радости. После все начали расходиться, и мы пошли на остановку. В транспорт все заходили битком, и нас в автобус внесли. И тут кто-то кого-то задел и началась небольшая драка. И я мужу говорю: «Ну, запевай!», у него был шикарный громкий голос. И он запел «Дымилась роща под горою…». Публика сразу затихла, и песню подхватил весь автобус. И мы пели от площади Труда до Московского вокзала. Когда нам нужно было выходить, муж попрощался с пассажирами и все провожали его аплодисментами. Это был настоящий праздник!»

За службу в МПВО В 1944 году Людмилу Васильевну наградили медалью «За оборону Ленинграда». После войны она окончила Высшую школу физкультуры, работала в школе и 25 лет – в детском саду воспитателем, а затем заведующей. Вышла замуж, родила и вырастила сына.

Источник текста: https://vk.com/feed?w=wall-308399_6010