Димитриевская родительская суббота – ближайшая суббота перед днем памяти св. великомученика Димитрия Солунчкого, которая была установлена как день памяти погибших воинов после битвы на Куликовом поле. Первоначально поминовение совершалось по всем воинам, павшим в Куликовской битве, а позднее, постепенно Димитриевская суббота стала днем поминовения всех усопших православных христиан.

В братских могилах Пискаревского кладбища покоятся 70 тыс. воинов – защитников Ленинграда и более 420 тыс. жителей Ленинграда, погибших от голода, холода, болезней, бомбёжек и артобстрелов. Также на мемориале порядка 6 тысяч индивидуальных воинских могил.

История установления.
Димитриевская суббота установлена великим князем Димитрием Донским. Одержав знаменитую победу на Куликовом поле над Мамаем 8 сентября 1380 года Димитрий Иоаннович по возвращении с поля брани посетил Троице-Сергиеву обитель. Преподобный Сергий Радонежский, игумен обители, ранее благословил его на битву с неверными и дал ему из числа братии своей двух иноков – Александра Пересвета и Андрея Ослябю. Оба инока пали в бою и были погребены у стен храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове монастыре. В Троицкой обители совершили поминовение православных воинов, павших в Куликовской битве, заупокойным богослужением и общей трапезой. Со временем сложилась традиция совершать такое поминовение ежегодно. С Куликова поля не вернулись более 250 тысяч воинов, сражавшихся за Отечество. В их семьи пришла вместе с радостью победы и горечь утрат, и этот частный родительский день стал на Руси по сути вселенским днем поминовения.

С тех пор в субботу перед днем памяти святого Димитрия Солунского (день тезоименитства самого Димитрия Донского) – на Руси повсеместно совершали заупокойные богослужения. Впоследствии в этот день стали совершать поминовение не только воинов, за веру и Отечество жизнь свою на поле брани положивших, но и всех усопших православных христиан.

В этот день в храме Воскресения Христова у Пискаревского кладбища, посвященном памяти всех погибших в страшные годы блокады, по окночании Божественной литургии совершается заупокойная панихида с сугубыми прошениями о всех «во дни блокады во граде сем от глада, хлада и ран скончавшихся, невинно убиенных…»

Тропарь заупокойный, глас 2:
Апо́столи, му́ченицы и проро́цы,/ святи́телие, преподо́бнии и пра́веднии,/ до́бре по́двиг соверши́вшии и ве́ру соблю́дшии,/ дерзнове́ние иму́щии ко Спа́су,/ о нас Того́, я́ко Бла́га, моли́те// спасти́ся, мо́лимся, душа́м на́шим.

Кондак заупокойный, глас 8:
Со святы́ми упоко́й,/ Христе́,/ ду́ши раб Твои́х,/ иде́же несть боле́знь, ни печа́ль,/ ни воздыха́ние,// но жизнь безконе́чная.