«Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царствии Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царствии Небесном. Ибо говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5, 19-20). То есть христианская праведность совсем другая. Она не в поступках, а в желании их совершать.

Представим себе: два человека умерли в одну секунду и предстали на Cуд Божий. Один сделал за всю свою жизнь пятнадцать добрых дел, а другой сделал сто восемьдесят тысяч добрых дел. Кто из них войдёт в Царствие Небесное? Фарисей бы сказал: «Тот, кто сделал сто восемьдесят тысяч». Нет, он ошибся. Надо смотреть, что это был за человек, и каков был мотив его поступков. Если мотивом этого поступка было собственное прославление, то хорошие поступки превращаются в их противоположность, потому что он это делал не для человека, а для своего тщеславия. Для того, чтобы его прославляли, для того, чтобы доска висела с его фамилией, написанной золочёными буквами. Это ничего не стоит. А как же другой человек умудрился за всю свою жизнь совершить только десять добрых дел, ведь даже любой злодей больше сделает? А очень просто: он был слепоглухонемым, и у него не было ни рук, ни ног. А как же он мог делать добрые дела? А вот когда ему было больно, он не стонал, когда его роняли – не обижался. И вот за жизнь – пятнадцать таких эпизодов. Поэтому он гораздо выше того, кто сотворил сто восемьдесят тысяч «добрых» дел.

Первого никто не помнит и не знает, умер он, и все скажут: «Ну, слава Богу, отмучился». Больше ничего и не дождешься от людей, хотя он такой же человек, как и все. А второго будут прославлять, при жизни памятник поставят, благодарить будут за всё. Но это здесь, на земле, а там? А там ему скажут: «Слушай, родной, а ты уже получил свою награду на земле. Хватит. За одно и то же дело два ордена не полагается. То, что на земле получил, на небе уже за это – ничего». Господь видит только то, что человек делал тайно, перед Богом, когда он об этом не трубил. Когда смысл поступка был не в том, чтобы стать каким-то значительным, важным человеком, чтобы все его уважали. Сейчас все просто помешаны, даже в письмах пишут друг другу –»уважаемый» даже тогда, когда не уважают. Для людей очень важно, чтобы их уважали, а перед Богом это ничто. Перед Богом важно, какого качества сам человек. Ему не важно, ни то, кем ты там перед всеми прикидываешься, ни какие заслуги получил, ни какие железки, которыми тебя всего обвешали. Совсем не это важно, важно – качество души. Любовь есть? Смирение есть? Терпение есть? Воздержание есть? Снисходительность есть? Искреннее желание помочь ближнему есть? Не так, чтобы этот ближний подальше отвалил и вовсе не приставал, а действительно: нуждается он – я оставлю своё дело и помогу ему. И не то, чтобы этот ближний был хорошим человеком, он может быть самой паршивой дрянью, ведь дело-то не в этом, я это не для него делал, а для Господа нашего, Иисуса Христа. Почему?

Потому что Он заповедовал так. Например: еду, смотрю – человек, израненный разбойниками, подхожу, беру, сажу на свою скотину или в свой Мерседес на заднее сидение. Ну ничего, потом отмою. Химчистка полторы тысячи рублей стоит, заплачу, и всё за ним потом вымоют. Отвезу, врачу дам денег, потому что не дашь – ничего не будет. Они ведь прямо уже в реанимации вымогают, прямо и откровенно: «Вы какой хотите наркоз? Чтобы потом неделю блевать? Или чтобы проснуться, и всё у Вас было в порядке? А вот если так, тогда Вам надо столько-то заплатить». Прямо открытым текстом. Стыд потерян уже полностью. Поэтому очень важно именно качество души. Вот тогда Господь к Себе возьмёт. А почему? Потому что Сам Господь таков. Он дождь посылает и праведным, и неправедным, и солнышко – и праведным, и неправедным. Евангелие – для всех, и для праведных и для неправедных, и для людей очень противных, и для очень хороших, и для хамов, и для воспитанных. Всем, пожалуйста, вот тебе Слово Божие, спасайся, родненький, – всё тебе! Каким бы ни был человек, какой бы ни был национальности, какую бы дурацкую религию ни исповедовал, только скажешь «Господи, помоги!», и Господь, как мальчишка, бежит ему помогать. Кто может сказать, что я просил у Бога, а Он мне не помог? Всегда Господь готов помочь человеку. Ну, если он, конечно, не просит чего-то безумного во вред себе.

Протоиерей Димитрий Смирнов.