Некоторые люди как-то очень легко говорят: «Ну а я неверующий». И как-то легко и весело с этим соглашаются. На самом деле, когда человек говорит о своём неверии, он просто свидетельствует о своей полной духовной слепоте. Трудно себе представить человека незрячего, который легко и весело заявляет: «А вы знаете, я ничего не вижу, а я дня от ночи не отличаю, а я людей только по голосу узнаю, а я вообще, вы знаете, даже без сопровождающего ходить не могу». Что же тут весёлого?

Но слепота духовная – вещь гораздо более трагичная. Потому что, когда человек незрячий, есть всякие возможности помочь ему самому, и трость специальная белая используется, которой человек может всегда даже автомобилям показать, что вот он слепой, ему надо перейти на другую сторону. Практически любой человек всегда готов перевести слепого через опасный участок, и даже, хотя и в малом количестве, но всё-таки для того, чтобы помочь слепому человеку, используются собаки специально обученные, очень дорогие, так как дрессировка стоит немало средств, и так далее.

В духовной жизни сложнее. Потому что, как только человек умирает и душа покидает тело, становится ясно, что душа – зрячая. Все слепые, которые были на том свете, рассказывали, что они всё видели, все цвета одежды, мебели, которые были в комнате. То есть эта слепота временная. Слепота же духовная приводит человека к тому, что он теряет способность и возможность достигнуть вечной жизни.

Что такое «вечная жизнь»? Ну по самому названию вроде похоже на то, что человек живёт там и никогда не умирает. Это не так. Дело в том, что однажды созданный человек и так не умирает, ибо душа бессмертна, но «жизнью» именуется жизнь с Богом, и только она называется «жизнью вечной». А другая жизнь – вне Бога – называется «мукой вечной». Поэтому человек, который живёт в слепоте духовной, после своей физической смерти приобретает муку вечную, и она уже никогда не кончается.

Если грудного младенца оторвать от матери, он испытывает муку. Точно так же и душа человека. Это здесь, пока есть какие-то занятия на нашей земле, какие-то отвлечения, праздники, болезни, потери, приобретения, человек живёт в такой суете и как-то не очень на это всё обращает внимание. А когда ближе-ближе-ближе к последней черте, каждый не психически больной человек понимает, что не только с каждым годом, а с каждой минутой он приближается к смерти, и начинает задумываться. Если здесь, пока мы живём на земле, что-то ещё изменить в вечности человек может, то за гробом уже нет, уже ничего нельзя изменить. В этом весь трагизм этой ситуации. Поэтому на самом деле это очень серьёзная вещь.

Протоиерей Димитрий Смирнов